Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Изабель Юппер

верхний пост

Всем привет!

Меня зовут Лиза. Я родилась в Ленинграде, живу в Израиле. У меня есть две дочки, молодые девушки. Основные темы моего журнала - путешествия и занятия с детьми: чтение, рукоделие, настольные игры, кулинария, коллекционирование марок и открыток, посткроссинг. Много внимания уделяю истории моей семьи, мы с детьми занимаемся генеалогией.

1. Путешествия

Мы путешествуем вместе с детьми по Израилю, раньше много путешествовали по России. Ходим в походы, разные интересные места, в музеи и на выставки, участвуем в экскурсиях на производства.

Постоянно пополняющийся каталог постов о наших путешествиях по России и Израилю.

Побывали вместе с детьми в шести речных круизах. Про круизы я пишу подробно и подолгу, сериями постов. Каждому круизу соответствует свой тег:

2009 г - "Пермь - Нижний Новгород - Пермь", т/х "Екатерина Великая".
2010 г - "Пермь - Астрахань - Пермь", т/х "Екатерина Великая".
2011 г - "Пермь - Петрозаводск - Пермь", т/х "Александр Фадеев".
2012 г - "Москва - Макарьево - Москва" ("Промыслы на Волге"), т/х "Бородино".
2013 г - "Москва - Нижний Новгород - Касимов - Москва", т/х "Сергей Образцов".
2014 г - "Москва - острова - Санкт-Петербург - Москва", т/х "И.А. Крылов".

Про наши путешествия в отдельных городах удобно читать по тегам: каждому городу соответствует одноименный тег.

2. Сайт С.Я. Маршака

Отдельная тема журнала - литература, особенно детская. Вместе с anni_lj мы работаем над сайтом о Самуиле Яковлевиче Маршаке под названием "Недописанная страница".

Я не внучка Маршака, как часто думают люди, соединяя ник "внучка" и сайт Маршака. И даже не родственница. О том, как мы придумали сайт Маршака, я рассказала здесь.

3. Тематические подборки книг

Очень любим систематичность во всем, в том числе и в домашней библиотеке. Отдельные темы и серии книг представлены постами:

- серия исторических книг "Страницы истории нашей Родины" - книги выкладываются полностью, доступны для просмотра.
- серия книг о наградах в ВОВ "Дедушкины медали" - книги выкладываются полностью, доступны для просмотра.

4. Если мы незнакомы или едва знакомы, не стоит первый комментарий начинать в стиле "А че это вы тут делаете, а?" (почему вы так одеты, зачем это вы туда поехали, почему вы туда не поехали?)

Поначалу люблю обращение "на вы". Дальше как пойдет - но часто остаюсь "на вы" годами и при прекрасных отношениях.

Не люблю удаленные комментарии. Хотите что-то написать, чтобы другие не увидели - пишите личное сообщение. И первый комментарий в духе "С праздником" или "Смотрите, я нашел про Маршака" к краеведческому посту тоже не люблю, для этого есть личные сообщения.

Под замком почти ничего нет - не потому что все нараспашку, а потому что не особо верю в подзамки.

5. Некоторое время назад моя дочь перешла на маложирное питание. Это сложная диета, и своим опытом по вопросам составления меню и выбора продуктов я поделилась в этом посте. Спрашивайте, советуйтесь, чем сможем - поможем!

6. Пусть этот пост будет местом для вопросов, комментариев "не в тему". Здесь можно при желании познакомиться, если вы все читаете-читаете, и неловко вдруг написать первый комментарий.
Изабель Юппер

Дай, Хамочка, попить...

Ездила сегодня на автобусе обследоваться: рентген глазного нерва и остеопороз. Полтора часа, мать его, в каждую сторону на нашем харедимном вонючем трясучем автобусе в Бней Брак.
Укачивает меня в автобусе сильно всегда, а с непривычки так вообще - я уже почти два года на машине.
Почему на автобусе? Там в глаза капли закапывают и водить нельзя.
Приехала домой неживая, упала в кровать. Рухама сидит за рабочим столом и ковыряется в компьютере, рядом с ней стоит на полу бутылка газировки "Дюшес".
Я умоляющим голосом хриплю:
- Хамочка, дай воды газировки лимонаду дюшесу пить хочу (язык заплетается совсем).
Хама спокойно и неторопливо:
- Что конкретно тебе дать попить?
Я отчаянно:
- Я умру сейчас, дай мне дюшесу!
Хама, еще спокойнее и рассудительно:
- Так если ты умираешь, зачем "Дюшес" переводить?

Собственно, Рухама она и есть Рухама, ничего не меняется. Запись из моего дневника от 2006 года:

"Играли в пятницу в «Скорую помощь», Лея была матерью заболевшего ребенка, кукла Маруся – заболевшим сыном, Рухама – той самой сверхскорой помощью. Слышу из соседней комнаты:
Р.: Здравствуйте, я скорая помощь. Что случилось?
Л.: (взволнованным голосом) У него сердце не стучит!
Р.: Он заболел?
Л.: (еще громче) У него совсем уже сердце не стучит!!!
Р.: Так он заболел?
Л.: (срываясь на крик) У него уже кровь не идет!!!!!!
Р.: Откуда не идет?
Л.: Ниоткуда уже не идет.
Р.: (спокойным голосом) Ну значит умер уже."
Изабель Юппер

Очередное водительское

Очередное водительское.

1. Поскольку мы теперь ездим в супермаркет на машине, то прикупили себе специальные такие сумки-корзинки. Видела их рекламу массу раз в фейсбуке, и вот наконец они у нас появились. Очень классные!



Живут они на постоянной основе в багажнике. Приезжаем в супермаркет, ставим машинку на стоянке, берем сумки и идем в "багазим", как говорила маленькая Талечка Collapse )
Изабель Юппер

Встреча с писателем Александром Хургиным

Как тут выяснилось, в Музее природы в Иерусалиме постоянно проходят чудесные мероприятия - если бы я не сходила на экскурсию по бульвару Ротшильд во время фестиваля "Дома изнутри", то так бы, курица, про них и не узнала, так и сидела бы в неведении и сплошной грусти :)

Но жизнь повернулась ко мне лицом, и я сходила, узнала, т.д. и т.п. и 18 октября побывала на замечательной встрече с писателем Александром Хургиным.



Открыла вечер "кухонных посиделок" Валентина Нэлина, организатор всего этого дела. Почему кухонные посиделки? Потому что зал, где проходила встреча - бывшая кухня виллы Декан, где и расположен Музей Природы.



Кухня - это всегда классно, где ж приятнее всего сидеть нам, как не в уютной кухне? Вот так и сидели, и слушали, как читал свои произведения Александр Зиновьевич: Collapse )

Отличный был вечер! А я приехала домой и продолжила читать Хургина уже сама:

"По старой железной дороге шел старый железный поезд. Шел не то чтобы скоро, не то чтобы тихо, не то чтобы точно по расписанию, а как-то так - вообще. Но все-таки по расписанию. Хотя и по старому. Потому что поезду же бог весть сколько лет!
А внутри, в поезде, было неуютно. Потому что холодно. То есть не холодно, конечно, а морозно. И то, что поезд шел по старому - летнему
расписанию, положения не спасало. Наверно, то лето, в какое это летнее расписание составляли, морозным выдалось. А тут еще в окнах щели, занавесок
нет, и стекла хулиганы выбили. И зима.
Но это все - ничего. А вот то, что в поезде люди ехали - это, конечно, хуже. Хотя и люди - ничего. Ехать-то всем хочется. Вот и ехали они, несмотря ни на что, а убежденный пассажир Евсей Фомич, так тот даже жизнеутверждающе пританцовывал и ладонями бил себя для согрева по спине, и еще приговаривал:
- Холодрыга, в бога душу черт! - так и говорил, как думал..."

Лето 2014. Санкт Петербург. Ночная экскурсия.

Продолжаем про круиз. В прошлом посте мы покатались на кораблике по рекам и каналам и вернулись на теплоход отдыхать перед ночной экскурсией по подсвеченному центру Петербурга и к разведенным мостам.



Маленькое лирическое отступление. Я очень настороженно отношусь к случайным экскурсиям и экскурсоводам. Вообще всегда предпочитаю ходить сама, но иногда бывают все же места, куда без экскурсовода не дойдешь. Ну, тогда выбора нет. Но в любом случае стараюсь ходить с проверенными экскурсоводами, когда знаю, что услышу и как.

А вот на популярные экскурсии с дежурным экскурсоводом не люблю ходить, т.к. мне кажется, что хорошего экскурсовода там можно застать лишь по большой случайности. Хороший экскурсовод, думаю, не будет брать самые избитые маршруты и случайных туристов. А когда группа идет сознательно в какое-то определенное место, знает, куда она идет и зачем, и пришла слушать конкретно этого экскурсовода - то все это выглядит совсем по-другому.

Но во время круиза такие изыски практически неосуществимы, поэтому идем на ту экскурсию, на какую идут все туристы - выбора нет. Разве что идти самим.

Ночная экскурсия к разводу мостов - самая что ни на есть туристическая и избитая. Я уже однажды участвовала в такой экскурсии: мы ездили на автобусе в полусне, экскурсовод плела какую-то фигню, пыталась читать стихи Ахматовой и нещадно путалась, Дворцовый мост в ту ночь не разводили, к Литейному мы не успевали, поэтому нас высадили из автобуса у Троицкого моста, мы посмотрели, как подняли его пролет - и уехали оттуда. Несмотря на всю "дурацкость" экскурсии, я была под большим впечатлением: мы стояли прямо у "основания" моста, и смотрели, как огромная махина поднимается вертикально вверх - буквально в считанных метрах от нас.

Поэтому когда в круизе объявили ночную экскурсию, мы на нее сразу записались.

Время - середина июля, хоть уже и не белые ночи, но темнеет очень поздно. Выезжаем в полусумерки - Ломоносовский фарфоровый завод на другом берегу Невы Collapse )

После чего нас повезли к теплоходу. А на следующий день был второй день стоянки в Петербурге, и Михайловский сад, Русский музей и Летний сад.

Все посты с фотографиями из этого путешествия можно посмотреть по тегу круиз_2014

"Библиотека на вокзале" на железной дороге Израиля

Недавно Управление железных дорог Израиля начало чудесный проект "Библиотека на вокзале". Плакаты об этом классном начинании развешены на вокзалах - в залах и вдоль путей:



"Твоя книга может кому-то скрасить дорогу! Вы закончили читать хорошую книжку? Принесите ее на вокзал" Collapse )

Набор открыток "Блюда азербайджанской кухни"

Очередной набор из серии "Блюда национальной кухни": "Блюда азербайжданской кухни", издательство "Планета", М., 1974. 15 цветных фотооткрыток. Блюда для фотографирования приготовлены в ресторане "Бакы" с участием мастеров-поваров Шихомирова А. и Сорокина Е., кондитера Кадыровой А. г Баку.
Фото Г. Гусейна-заде.

Обложка:



Баку для меня значит много: там жили мои прабабушка и прадедушка, бабушка и дедушка, там родились их дети - мои тетя Майя и мой папа. Недавно тетя Майя рассказывала мне:

"Когда подъезжаешь к Баку, чувствуется родной запах - запах нефти, любимый запах. Как только нефть почувствовал - значит, ты в Баку, значит, ты дома! И сразу поднимается настроение!"


А вот папины детские воспоминания. Когда ему было 3 года, их семья переехала из Баку в Краснодар, но каждый год они ездили в Баку бабушке, дедушке и многочисленной родне.

"Из Краснодара в Баку ехал один вагон в день. Что значит "вагон", почему не поезд? Из Симферополя в Ставрополь шел состав, и к нему в Краснодаре цепляли этот вагон, он доезжал поздно вечером до станции Кавказской, где его отцепляли. и этот вагон ставили в тупик. Люди спали в стоящем вагоне, и маленькому Лене очень нравилась железнодорожная атмосфера и ночевка в вагоне. Под утро на ст. Кавказскую приходил скорый поезд Ростов-Баку, к нему прицепляли краснодарский вагон, и утром просыпаешься уже в едущем поезде Ростов-Баку.

В Баку поезд приходил поздно вечером. Баку хорошо освещен, и еще до подъезда к городу было видно зарево, город горит огнями. На вокзале, на перроне встречают все родственники и сразу начинают "рвать на части", к кому Гуллеры пойдут в гости в первую очередь.

Шли к бабушке, ночевали у нее. Старый восточный город Баку, где ночью кричат муэдзины, совсем не похож на Краснодар. Когда рано утром Леня просыпался дома у бабушки, то ощущал себя в совсем другой жизни, в совсем ином городе. Он выходил на плоскую крышу, и видел, как вокруг люди спят от жары на матрасах прямо на крышах - а далеко, за домами, видно прекрасное Каспийское море".


* * *

Из блюд в открытках я ела долму, очень вкусно - было это много лет назад, а я до сих пор помню чуть кисловатый вкус виноградных листьев и сочное мясо фарша внутри. А еще я маленькой очень любила домашнюю пахлаву: сладкие, даже чуть приторные многослойные ромбики, и орешек на каждом ромбике сверху.

Папа мой говорил, что в Краснодаре-Ленинграде тоже продавали пахлаву. Ничего, к чаю можно съесть. Но пахлава из Баку это совсем другое блюдо, вкуснейшее лакомство.


Collapse )

В моем журнале ранее я показывала наборы кулинарных открыток из этой серии и родственные:

Блюда русской кухни

Блюда украинской кухни

Блюда белорусской кухни

Блюда грузинской кухни

Рыбные блюда

Блюда татарской кухни

Воспоминания моей бабушки - 22 июня 1941 г.

Моя бабушка Эмилия Васильевна Строканова записала и прислала нам воспоминания о дне начала Великой Отечественной войны, 22 июня 1941 г. Эти воспоминания, вместе с фотографиями ее родителей, Василия Степановича и Федосьи Григорьевны Первушовых (моих прадедушки и прабабушки), я размещаю сегодня в моем журнале.

* * *



В 1936 г. моего папу Василия Степановича Первушова забрали в армию по специальному набору. Он был финансистом, и ему было все равно, в каких войсках служить. Его взяли в танковые войска и до 1941 г. он состоял на службе в 22-ой легко-танковой бригаде (22-я ЛТБ), которую к 1-му января 1941 г. расформировали. Людей распределили по другим танковым частям, а папу отправили в г. Ригу, в авиационную часть (и до демобилизации он служил в авиации).

Вместе с частью мы много переезжали. Жили в Белоруссии: сначала под Лепелем, потом в г. Гродно. Потом переехали в Литву, в г. Каунас. В 1941 г. я училась в каунасской школе в 5 классе, и во время года папа переехал в Ригу без нас. Мы с мамой ждали конца года, чтобы я закончила 5 класс, и должны были к нему присоединиться.

В последних числах мая 1941 г. мы переехали в г. Ригу. Папа снял квартиру в Риге в частном доме по адресу ул. Солокас 41. Это был одноэтажный особняк, утопленный вглубь от красной линии в сад. Сад наполнен ароматом сирени. Прошло очень много лет, но и теперь, как только зацветет сирень, я тут же вспоминаю Ригу.

Дом принадлежал семье Заксов: глава семьи Отто Самойлович, супруга Анна Бернадовна, и дети – Анна, Берта, Борис (Буська) и мать хозяина дома Эмма Самойловна. Анна уже была студенткой, Берта только закончила школу, Буська - мой ровесник. Отто Самойлович работал главным инженером какого-то завода, Анна Бернардовна была домохозяйкой с двумя консерваторскими образованиями. В доме говорили по-немецки, но русский знали хорошо.

Моему папе очень понравился дом, хотя объявления о сдаче квартиры не было. Анна Бернадовна потом рассказывала маме, что она не собиралась сдавать комнаты, тем более русскому офицеру. Когда услышала звонок, то послала прислугу сказать,что она принимает ванну, на что папа ответил, что подождет. Пришлось ей замотать голову полотенцем и через какое-то время выйти в прихожую. Но поговорив с папой, она уже не могла отказать ему; ее покорило в нем все, а главное, что он обратил внимание больше на кухню и ванную с туалетом, а потом на комнаты. Нам сдали гостиную и кабинет. Люди они были очень симпатичные, в высшей степени культурные. Дом окружен был огромным садом, много сирени, и в то время она как раз цвела. В саду был еще двухэтажный дом, где жила сестра Отто Самойловича с семьей.

Вся семья Заксов и родственники погибли в октябре 1941 года в гетто.

Итак, мы живем в Риге. С июля папа должен ехать в Крым, у него уже есть путевка в санаторий. Мы с мамой планируем ехать в Брянск (на родину моих папы и мамы - они из Брянской области, из г. Карачева). С нами уже два года живет Надя, папина сестра, ей 26 лет. Работает она воспитательницей в детском саду, устроилась в Риге на работу буквально с первых дней после переезда. Она с детским садом выехала на Взморье.

В один из дней мы едем за покупками, покупаем подарки к отъезду всем брянским родным, а мне два красивых шерстяных платья: зеленое и синее. 18-го июня я с новой подружкой ушла в кино, а когда вернулась домой, мама сказала, что папа забегал с работы, забрал свой полевой чемоданчик, хотел попрощаться со мной, но не пришлось. Часть передвинулась к границе.

22-го июня мы проснулись с мамой. Мама вышла на кухню. Анна Бернардовна сказала ей, что немцы передали по своему радио о том, что они перешли границу. Наше радио молчало. И только в 12 часов после речи Молотова мы убедились, что началась Война.

Буквально через полчаса завыла тревога, появились немецкие самолеты, но их отогнали за город и бой шел там. Эти первые дни войны бомбежки Риги были только ночью, и потому начиная со второй ночи мы спали в подвале.



Семьи военных начали вывозить в тыл. 26 июня мама узнала в части, что уходит последний эшелон и мест уже нет, поэтому решили ехать на вокзал самостоятельно. Мне мама собрала рюкзак. Я очень хотела забрать своего Валерика-пупса, с которым не расставалась с раннего детства и спала с ним, но мама не разрешила (он был большой). Взяли два небольших чемодана маме и Наде. Анна Бернардовна сунула маме деньги (дома денег было очень мало, мы потратились на подарки в Брянск). Плача, она сказала: «Не отказывайтесь от того, что вам будут давать – вы теперь беженцы. Я знаю, что это такое».

Когда мы приехали на вокзал, то людей было масса, и вещей тоже. Мама ушла в очередь в кассы, а Надя, не говоря ей ничего и оставив меня сидеть в этой толпе, уехала домой, чтобы взять что-нибудь еще. Маму в очереди кто-то окрикнул – это оказался один из приятелей еще из ее юношеской компании. Он стал вместо мамы в очередь, взял нам билеты до Брянска на последний поезд из Риги (себе до Ленинграда он взять так и не смог), он и помог нам сесть в этот поезд. Без него, я думаю, мы остались бы на перроне.

Надя вернулась через пару часов с узлом каких-то вещей, а я сидела караулила два чемодана и рюкзачок и дрожала от страха среди чужих людей в толпе. Поезд уходил поздно ночью. Билеты были в купейный вагон, но в купе вместо четырех человек набилось столько, сколько влезло. Спали сидя, а меня уложили на поперечную полку вместо багажа. Утром оказалось, что станция впереди нас не принимает, пути повреждены бомбежкой, и нас опять отправили на Ригу.

Рига к тому времени уже тоже не принимала и мы опять поехали вперед. Там уже успели восстановить железнодорожное полотно, и поезд пошел по России, но вместо Брянского направления нас повезли в Горький. На какой-то станции из окна вагона мы увидели на перроне женщину с мальчиком лет 14-15 – это были Бледновы мать и сын с нашей военной части из Каунаса. В руках держали по велосипеду – это они так бежали из Каунаса. Мама выскочила к ним, потом к начальнику поезда, упросила забрать их к нам в купе, а велосипеды (это все их имущество) в багажный вагон. Так они и доехали с нами до Горького. Там поезд расформировали.

Маме в военкомате предложили должность кастелянши в госпитале, который размещался в доме отдыха под городом, там же решался вопрос с жильем. Но тут восстала Надя. Надо только ехать домой, твердила она: ей в Карачев, нам в Брянск. И мы по глупости великой поехали в Брянск, хотя бои шли уже за Смоленск.

В Брянске мы прожили всего четыре дня: семьи военнослужащих уже эвакуировали в глубь страны. По ул. Красноармейской, где стоял дом, шли беженцы из Белоруссии, шли толпами, пешком. А немцы на бреющих полетах их расстреливали. Брянск бомбили часто и сильно. Мы прятались в малине (в огороде). От чего она нас спасала - не знаю, просто она укрывала от немецких летчиков, которые гонялись за каждым человеком.

Из толпы беженцев люди просили воды: попить, умыться, что-либо из еды. Помню мужчину-кассира с портфелем, полным чужих денег. Он все спрашивал, где банк, чтобы сдать эти деньги, и радостный вернулся сказать нам, что у него наконец-то их приняли.

Бомбежки были беспорядочными, сирены не успевали за ними. По соседству снимала дом Проскурина Татьяна Васильевна – жена военного, с которым мама познакомилась в военкомате. Она предложила ехать в Саратовскую область, Хвалынский район, в поселок Алексеевка, там у нее был свой дом. Эшелон – это был поезд из товарных вагонов с нарами в два этажа- стоял на станции Брянск между двумя бронепоездами (для бомбежек прекрасная цель), на бронепоездах были установлены зенитные установки, которые во время бомбежек поражали немецкие самолеты. Спрятаться было некуда и мы весь этот ужас переживали, лежа на нарах. Эшелон стоял на станции почти сутки. В один из перерывов между бомбежками из города пешком (а это очень далеко) пришла бабушка Анюта: принесла кусок хлеба и селедку, тогда это многое значило!

Эшелон до Саратова не дошел, его расформировали в г. Хоперске. С неделю мы жили там, а потом стали ждать на вокзале какой-нибудь оказии до Саратова. Подошел товарный поезд с оборудованием какого-то завода на открытых платформах и теплушек для людей. Шел он в сторону Саратова. Ночью мы вчетвером (мама, я, Татьяна Васильевна и ее сын Юра) забрались на открытую платформу, устроились между станками и поехали, но на ближайшей станции обходчики путей нас сняли и мы опять сидели ждали чего-нибудь. Но дальше нам повезло: к какому-то поезду был прицеплен вагон (товарный), забитый узлами солдатского белья, охраняли его двое: солдат и старшина. Они сжалились над нами и взяли к себе. Это было не только тепло и удобно, но еще и кормили нас, отоваривая карточки разными продуктами. Мы доехали до Саратова, а там добрались пароходом по Волге до Алексеевки, где мы и прожили четыре года эвакуации.

Диафильм "Зимний костер" на сайте Маршака

На сайте Маршака обновление в разделе "Диафильмы": полностью размещен диафильм "Зимний костер" с рисунками А. Брея, 1950 года выпуска.



Cтихотворение "Зимний костер" не самое популярное у Самуила Яковлевича, и в ныне издающихся сборниках его не найдешь - это не "Вот какой Рассеянный", не "Мороженое", и не актуальный во все времена и в каждой семье Угомон. Но тем интереснее перечитать его и просмотреть кадры диафильма, выполненные Андреем Андреевичем Бреем. Диафильм длинный, целых 50 кадров - и поэтому смотреть его можно долго, подмечать разные детали и приметы времени.

Фабула стихотворения очень проста: в зимний погожий денек московские пионеры отправляются за город в поход на лыжах. Путь их начинается на железнодорожном вокзале: Collapse )

Очень весело в дороге
Пассажиру лет семи.
Я знакомлюсь без тревоги
С неизвестными людьми.

Все мне радостно и ново -
Горько пахнущая гарь,
Долгий гул гудка ночного
И обходчика фонарь.

В край далекий, незнакомый
Едет вся моя семья.
Третьи сутки вместо дома
У нее одна скамья.

Тесновато нам немножко
Это новое жилье,
Но открытое окошко
Перед столиком - мое!

Предо мной в оконной раме
Ближний лес назад идет.
А далекий - вместе с нами
Пробирается вперед.

Словно детские игрушки,
Промелькнули на лету
Деревянные избушки,
Конь с телегой на мосту.

Вот и домик станционный.
Сеть густая проводов
И бессчетные вагоны
Мимолетных поездов.

В поздний час я засыпаю,
И, баюкая меня,
Мчится поезд, рассыпая
Искры красного огня.

Я прислушиваюсь к свисту,
К пенью гулкому колес.
Благодарный машинисту,
Что ведет наш паровоз.

Лет с тех пор прошло немножко...
Становлюсь я староват
И местечко у окошка
Оставляю для ребят.

С. Маршак "Школа на колесах": к истории стихотворения


Мы рады предложить вниманию наших читателей очень важное обновление на сайте Маршака: в разделе "Вокруг да около" мы разместили материалы к истории стихотворения "Школа на колесах":

Однажды на адрес Маршака пришло письмо из далекой уфимской школы. Школьники не впервые писали поэту, но это письмо было необычным: оно пришло из школы при путевой машинной станции, и учились в ней дети железнодорожников. В письме Любовь Павловна Пашинина, учительница начальных классов, рассказала Самуилу Яковлевичу об удивительной школе в вагоне поезда.

Путевая машинная станция – это предприятие, которое занимается ремонтом разных участков железной дороги, и его сотрудники постоянно находятся в разъездах. Вместе с родителями по стране ездят и дети. Взрослые работают инженерами, механиками, дорожными мастерами. Вместе с семьями железнодорожники живут прямо в вагонах поезда, а ребята учатся в школе, устроенной в одном из вагонов состава.
В этой школе нет необходимости в иллюстрированном учебнике географии. Достаточно взглянуть в окно вагона-класса, и вся страна как на ладони: реки средней полосы России, Уральские горы, Азербайджан...

Даже на седьмом десятке лет Самуил Яковлевич оставался в душе озорным мальчишкой. И, наверное, захотелось ему самому оказаться в такой школе, где дети учатся то в степях жаркой Азии, то в холодном сибирском городе, то на берегу Байкала. Стихотворение "Школа на колесах", посвященное вагону-школе путевой машинной станции, получилось ладным, ритмичным, как перестук колес поезда. И ребята, которые читали его, наверняка завидовали маленьким путешественникам.


* * *

На новой странице мы разместили публикации стихотворения в Периодике, полностью выложили книгу "Школа на колесах" ("Детгиз", Москва, 1951. Илл. А. Таранова), статьи и воспоминания сотрудников ПМС-61 о жизни и работе на железной дороге.
Очень интересны фотоматериалы, которые мы нашли в группе "Любимая Дема" на сайте "Вконтакте" - фотокарточки жителей "вагонного городка", альбом ПМС-61 и юбилейную брошюру, изданную к 50-летию ПМС. Collapse )

Добро пожаловать в мир железной дороги - в “Школу на колесах”!

* * *

Немного напишу о работе над страничкой.

О некоторых произведениях Маршака легко собирать дополнительный материал. Они настолько исследованы, что сами просятся в руки: варианты стихотворения, черновики, статьи, наброски к иллюстрациям... Скажем, "Мистер Твистер" или "Рассказ о неизвестном герое" изучены вдоль и поперек. Делай раздел хоть сегодня.

Со "Школой на колесах" мне помогла удача: я читала книгу Алексея Вульфова "Повседневная жизнь российских железных дорог". Автор посвятил целую главу путевым машинным станциям, и упомянул стихотворение Маршака. Вот с этого и начался сбор материалов о "Школе на колесах":



Раздел оказался очень трудоемким, работа длилась больше года. Материал я собирала буквально по крупицам. Самое интересное, к сожалению, не нашлось: переписка Маршака и Любови Павловны Пашининой, учительницы школы. Мы не теряем надежды, что где-то эти письма лежат и нас ждут. Очень помог сайт "Вконтакте" и группа "Старая Дема". Участники этой группы хранят память об истории своего района и собирают буквально все, что относится к Деме - тому самому району, где базировалась путевая машинная станция-61.

Но хоть и очень долго идет сбор материалов и создание страничек, это мой любимый раздел на сайте - самый интересный!