Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Изабель Юппер

верхний пост

Всем привет!

Меня зовут Лиза. Я родилась в Ленинграде, живу в Израиле. У меня есть две дочки, молодые девушки. Основные темы моего журнала - путешествия и занятия с детьми: чтение, рукоделие, настольные игры, кулинария, коллекционирование марок и открыток, посткроссинг. Много внимания уделяю истории моей семьи, мы с детьми занимаемся генеалогией.

1. Путешествия

Мы путешествуем вместе с детьми по Израилю, раньше много путешествовали по России. Ходим в походы, разные интересные места, в музеи и на выставки, участвуем в экскурсиях на производства.

Постоянно пополняющийся каталог постов о наших путешествиях по России и Израилю.

Побывали вместе с детьми в шести речных круизах. Про круизы я пишу подробно и подолгу, сериями постов. Каждому круизу соответствует свой тег:

2009 г - "Пермь - Нижний Новгород - Пермь", т/х "Екатерина Великая".
2010 г - "Пермь - Астрахань - Пермь", т/х "Екатерина Великая".
2011 г - "Пермь - Петрозаводск - Пермь", т/х "Александр Фадеев".
2012 г - "Москва - Макарьево - Москва" ("Промыслы на Волге"), т/х "Бородино".
2013 г - "Москва - Нижний Новгород - Касимов - Москва", т/х "Сергей Образцов".
2014 г - "Москва - острова - Санкт-Петербург - Москва", т/х "И.А. Крылов".

Про наши путешествия в отдельных городах удобно читать по тегам: каждому городу соответствует одноименный тег.

2. Сайт С.Я. Маршака

Отдельная тема журнала - литература, особенно детская. Вместе с anni_lj мы работаем над сайтом о Самуиле Яковлевиче Маршаке под названием "Недописанная страница".

Я не внучка Маршака, как часто думают люди, соединяя ник "внучка" и сайт Маршака. И даже не родственница. О том, как мы придумали сайт Маршака, я рассказала здесь.

3. Тематические подборки книг

Очень любим систематичность во всем, в том числе и в домашней библиотеке. Отдельные темы и серии книг представлены постами:

- серия исторических книг "Страницы истории нашей Родины" - книги выкладываются полностью, доступны для просмотра.
- серия книг о наградах в ВОВ "Дедушкины медали" - книги выкладываются полностью, доступны для просмотра.

4. Если мы незнакомы или едва знакомы, не стоит первый комментарий начинать в стиле "А че это вы тут делаете, а?" (почему вы так одеты, зачем это вы туда поехали, почему вы туда не поехали?)

Поначалу люблю обращение "на вы". Дальше как пойдет - но часто остаюсь "на вы" годами и при прекрасных отношениях.

Не люблю удаленные комментарии. Хотите что-то написать, чтобы другие не увидели - пишите личное сообщение. И первый комментарий в духе "С праздником" или "Смотрите, я нашел про Маршака" к краеведческому посту тоже не люблю, для этого есть личные сообщения.

Под замком почти ничего нет - не потому что все нараспашку, а потому что не особо верю в подзамки.

5. Некоторое время назад моя дочь перешла на маложирное питание. Это сложная диета, и своим опытом по вопросам составления меню и выбора продуктов я поделилась в этом посте. Спрашивайте, советуйтесь, чем сможем - поможем!

6. Пусть этот пост будет местом для вопросов, комментариев "не в тему". Здесь можно при желании познакомиться, если вы все читаете-читаете, и неловко вдруг написать первый комментарий.
Изабель Юппер

* * *

Помните, как в фильме "Грязные танцы" Бэби учится танцевать? Там звучат прекрасные слова, которые на самом деле не про танец, а про отношения. 

 

"Это мое пространство, а это - твое пространство. Я не вторгаюсь в твое пространство, ты не вторгаешься в мое. Главное чувствовать сердцем."

В танце есть самые разные па, разные движения. В развивающихся отношениях - точно так же. Я делаю шаг вперед, а ты можешь сделать шаг навстречу мне или отступить назад. А теперь ты делаешь шаг вперед - а я могу либо приблизиться, либо отойти. Но вот ты делаешь шаг назад, а я пойду за тобой, либо обойду тебя по кругу и поддержу сзади. Возможны всякие варианты, если слышишь и чувствуешь, как бьется сердце. Но самое главное, что при любом движении и расстоянии между нами мы остаемся парой и существуем в танце - в отношениях - вместе. 
Изабель Юппер

Новая Ромина работа



Ну что, граждане, в нашей поликлинике новая ассистентка.
Средне-изматывающее общение с бюрократами нашей компании в течение месяца, подписан мною и ею ворох бумаг - и вот на прошлой неделе Ромка стала сотрудником "Клалит смайл".
Очень бережно и внимательно ее обучает ментор Таня. Я мать-ехидна, ребенка не обучаю, а выпучив глаза и опережая собственный визг, руковожу поликлиникой. Но Ромка в самых лучших руках!
Пару раз она стояла и училась и понемногу осваивалась, а завтра выходит в первую самостоятельную смену.
Нашей поликлинике - хоть и временно, но все же дополнительные рабочие руки, а дитю - денежка, новый опыт и умение, и важная строчка в резюме.
Изабель Юппер

Детская фотосессия - июнь 2002.

Как я уже не раз писала, фотоиллюстраций с периода трансплантации у меня нет. Но есть фотографии детей, которых снимали окружающие, пока я валялась в больничке. И вот серию фотографий с историей я покажу тут. 

На дворе, напомню, был 2002 год. Ни скайпов, ни вотсапов еще не придумали. Поэтому детей моих я не видела (кроме одного раза, когда муж привез их в больницу меня навестить). И вот Сара Соловейчик решила сделать мне сюрприз. Она ко мне приезжала ежедневно - привозила еду,  стирку, помогала купаться, и вот в один прекрасный день, едва войдя ко мне в палату, она с торжественной улыбкой подала мне пачку фотографий формата 13 на 18 - крупных отпечатков. На них были мои дети! 

Что оказалось? У Сары фотоаппарата нет, да и снимать в округе никто толком не умел. Поэтому она заказала для моих детей сессию у самого лучшего фотографа, которого нашла. Эта дама "из наших", ультраортодоксальная дама-фотограф. Дома у нее была студия с реквизитом, к ней приводили детей и она им устраивала фотосессии. В нашем обществе на тот момент она была самая известная и дорогая, так что Сара действительно сделала свой максимум: нашла лучшего фотографа.

Думаю, не надо быть гуру фотографии, чтобы увидеть, насколько кошмарны эти снимки. Все же скажу, что по случаю я увидела снимки этой тети по прошествии лет десяти, и они были повеселее. То есть опыта прибавилось - но на тот момент это был ужас и кошмар за большие деньги. Реквизит ужасный, кадрирование ни к черту, кадра просто нет. Ну и дети мои вышли на фотографиях очень несчастными :( 

Сделаю небольшое лирическое отступление. Я очень не люблю сессии в стиле newborn - когда дети лежат во всяких корзинках, замотанные в тряпочки в виде кокона, с веночками на голове и т.д. Почему не люблю? Потому что детям это все не надо. Им совершенно не сдались эти корзинки и тряпки. Мне кажется, что если нужны фотографии - то на руках у мамы или папы, в своей кроватке максимум, и все это незаметно, тихо и без вспышки. И каждый раз, когда я вижу снимки новорожденных, я вспоминаю вот эту фотосессию моих детей. Никакие фотографии не стоили слез Леи и Рухамы, которых заставляли сниматься. 

Как происходили съемки? Сара договорилась о сессии, мой муж вместе с моей бабулей Эммой привезли туда на такси нарядно одетых детей. Пришла Сара, она была основным заказчиком и платила тоже она. Беда была в том, что мои дети наотрез отказались фотографироваться в чужом доме под руководством чужой тети. Несмотря на папино и прабабушкино присутствие - Лея отказалась сотрудничать. Совсем. Надо сказать, что она была очень домашней девочкой, не знала в свои 2 года и 3 месяца, что такое няня, ясли, не знала, что такое быть среди незнакомых людей без мамы. Даже у бабушки с дедушкой она ни разу без меня не ночевала до больничного периода. 

А тут ее привели в незнакомое помещение, стали куда-то ставить-сажать-что-то говорить - и она отказалась сниматься. Нет - и все тут. Прижалась к бабуле Эмме (ее прабабушке), и только у нее на руках удалось сделать два кадра. Лишь потом, когда ее оставили в покое, она ушла сидеть в уголок за какой-то столик, и там сделали еще один кадр. 

Collapse )
Изабель Юппер

Сбор черешни, июнь 2020

В июне, в сезон сбора черешни, у нас звезды встали очень правильно: в те три дня, когда кибуц Рамат Рахель объявил о сборе, у меня оказался выходной и Роми тоже была не занята. Раз-два - и мы уже едем в Иерусалим собирать черешню, трам-пам-пам!
 


Припарковались, оплатили вход и коробочки для черешни количеством две штуки (одну нам, другую бабушке с дедушкой и Лее с Альмогом) и идем в сад, покрытый сеткой от всяких летучих вредителей  Collapse )
Изабель Юппер

Система планирования Bullet Journal - Леин ежедневник

Некоторое время назад я делала пост про Ромин ежедневник, который она ведет по системе планирования Bullet Journal. Как я писала, мы все трое ведем ежедневники, которые оформлены абсолютно по-разному: Роми отлично оформляет, но не рисует, Лейка очень классно рисует, и почти не оформляет дополнительными материалами, ну а у меня вообще минимализм пополам с бардаком. Ну и контент у нас совершенно разный: таблицы у каждой из нас свои, цели тоже, и все это может меняться и корректироваться от месяца к месяцу в зависимости от потребностей и разных изменений. 

В этом посте покажу Леин ежедневник. Тетрадь у нее такая же как и у Роми, только с другой обложкой: 



Сначала покажу целиком июнь, чтобы была понятна структура месяца, а потом и предыдущие месяцы, т.к. они у нее очень красивые. Итак, июнь - месяц Гордости!  Слева титул, справа - трекеры чтения на английском, иврите и русском Collapse )
Изабель Юппер

Прочитанное: Сельма Лагерлёф "Морбакка"


Прочитала отличную книгу - "Морбакка" Сельмы Лагерлеф. Попыталась поохотиться за ней на Озонах-Лабиринтах, безуспешно - и взяла ее в итоге в библиотеке. Книга чудесная и я ее теперь хочу заиметь себе! 

Описание вот такое в самой книге: 

"Несколько поколений семьи Лагерлеф владели Морбаккой, здесь девочка Сельма родилась, пережила тяжелую болезнь, заново научилась ходить. Здесь она слушала бесконечные рассказы бабушки, встречалась с разными, порой замечательными, людьми, наблюдала, как отец и мать строят жизнь свою, усадьбы и ее обитателей, здесь начался христианский путь Лагерлеф. Сельма стала писательницей и всегда была благодарна за это Морбакке. Самая прославленная книга Лагерлеф - "Чудесное путешествие Нильса Хольгерссона с дикими гусями по Швеции" - во многом выросла из детских воспоминаний и переживаний Сельмы. В 1890 году, после смерти горячо любимого отца, усадьбу продали за долги. Для Сельмы это стало трагедией, и она восемнадцать лет отчаянно боролась за возможность вернуть себе дом. Как только литературные заработки и Нобелевская премия позволили, она выкупила Морбакку, обосновалась здесь и сразу же принялась за свои детские воспоминания. Первая часть воспоминаний вышла в 1922 году, но на русский язык они переводятся впервые".  

И еще одно описание - с оборота обложки, от Forlaget Oktober (если я правильно понимаю, это норвежское издательство - видимо, оно издавало книги Лагерлеф): 

"Сельма Лагерлеф была одним из самых читаемых в мире писателей и признанным международным литературным авторитетом своего времени. "Морбакка" (1922) - первая часть мемуарной трилогии. В реалистичных, но полных волшебного очарования описаниях отчего дома, который был для Сельмы главным местом на земле, родных, друзей, всего уклада жизни безошибочно чувствуется рука автора "Чудесного путешествия Нильса с дикими гусями", "Саги о Йёсте Берлинге", трилогии о Лёвеншёльдах и "Императора Португальского". 

Книга состоит из коротких очерков о детстве Сельмы Лагерлеф. Очерки поданы в нескольких частях: "Поездка в Стрёмстад", "Истории старой экономки", "Старые постройки и старые люди", "Новая Морбакка", "Будни и праздники". Такие уютные названия - и жизнь в очерках очень уютная, теплая. Размеренная такая жизнь маленького ребенка, которого окружают любящие люди - родители, братья и сестры, нянька по имени Большая Кайса и бабушка: 
"... бабушка у детишек в Морбакке, слава Богу, еще жива-здорова. Она приходила каждое утро, как только успевала одеться. И все дети сразу собирались подле нее, а она пела песенки и рассказывала сказки до самого обеда. Поиграть тоже было с кем - улучив свободную минутку, поручик Лагерлеф непременно затевал забавы".  

Очерки незатейливые - нет там какой-то суперзахватывающей фабулы, это воспоминания о детских годах с приключениями и впечатлениями маленькой девочки. Но очень теплые они, и в каждой строчке сквозит уверенность ребенка в том, что окружающий мир добр к нему и ребенок этот находится в защищенном пространстве. Я сразу подумала - каждый из нас может (и наверное хорошо бы это сделать) написать такие очерки о своем детстве, ну вот типа "Памяти детства" Лидии Чуковской. Да только у каждого ли из нас детство было таким же чудесным, как у Сельмы? Ну или хотя бы надо постараться, чтобы у наших детей оно было уж точно. 

Замечательный очерк "Стропила" вроде как рассказывает о самом банальном: о том, как Эрик Густав - он же поручик Лагерлеф - задумал сделать ремонт своего дома и надстроить второй этаж. Заготовил он для этого деревянные стропила, сложил их во дворе, да только строительству мешало то то, то это, и дело так и не сложилось. Фабула тут - на две копейки, а на самом деле это совершенно прекрасная история и вот почему: 

"Когда поручик Лагерлеф и его маленькие дочки гуляли по саду или в полях, они частенько рассуждали о том, как бы все было, если бы в Морбакку приехал король. <...> 
Само собой, не было ни малейшей надежды, что король заедет в столь маленькое, никому не ведомое место, как Морбакка, вдобавок расположенное в стороне от большого тракта. Но ни поручика, и девчушек это ничуть не смущало. Существуй хоть какая-то вероятность, что подобные фантазии сбудутся, то, пожалуй, обсуждать их было бы не так весело. 
Они просто получали удовольствие, представляя себе, как воздвигнут в честь короля триумфальную арку, а когда он подъедет, станут разбрасывать цветы перед его экипажем. 
Девчушки рассуждали о том, что короля, должно быть, надобно встречать в белых платьях, и поручик великодушно сулил, что Майя Род, лучшая портниха в Эстра-Эмтервике, сошьет им ради такого торжественного случая новые белые наряды. <...>
Разместить короля со всею свитой в маленьком одноэтажном морбаккском доме - вообще-то задача неразрешимая. Однако поручик неоднократно возведет еще один этаж, поэтому они уговорились, что как только этаж построят, принять короля будет легче легкого. 
Хотя все равно станет тесновато. Поручику и госпоже Лагерлеф придется, глядишь, ночевать на сеновале, а детям - в кроличьих клетках. 
Ужас до чего забавно - в кроличьих клетках. Девчушки были в полном восторге". 


Так что именно для приема короля, ну и потом уже для своего комфорта, была задумана надстройка второго этажа, были приготовлены стропила. Дело не осуществилось - но какая великолепная игра родилась из этой идеи! Игра отца с детьми, сколько радости, воображения, счастья и общения - восторг просто! 

Чудесная глава о праздновании дня рождения поручика Лагерлефа, который из скромного семейного праздника превратился в знаменательный день для всей округи, которого ждали весь год все соседи: 

"Ах, до чего красиво, глаз не отвесть - цветочные купы мамзель Ловисы купаются в многокрасочном свете, плакучий ясень весь словно пронизан пламенем, темные кусты сплошь будто в огненных цветах! 
Все выходят любоваться иллюминацией. И замирают как завороженные. Откуда взялась этакая красота? Здесь ведь прямо как в сказочной стране. 
Квартет немедля заводит песню. Звуки музыки еще сгущают настроение. 
И происходит кое-что странное. Будто нежный прохладный ветерок шелестит в листве. Вообще-то никто не ведает, что это, но люди, которые собрались здесь и без малого десять часов беседовали, танцевали, смотрели спектакли, слушали песни и речи, - люди сейчас как бы вполне к этому готовы. Среди ночной красоты, внимая песне, они чувствуют приятное головокружение, мягкую растроганность. Как приятна жизнь, как бесценны ее мгновения, сколько услады в каждом вздохе! 
Все, что поют певцы, каждое слово, каждая нота находит отклик. Больше того, люди понимают, что испытывают одинаковые чувства. Всех объединяет огромное счастье. 
У госпожи Хедды Хедберг возникает идея. Стоя на верхней ступеньке веранды, она запевает "Вермландскую песнь". 
Все подтягивают. Изливают в звуках свои чувства. "Ах, Вермланд, прекрасный, чудесный мой край!"
И мнится, будто в кустах и зарослях тоже поют. Мнится, будто под сенью больших кленов морбаккские гномы танцуют контрданс под эту прелестную мелодию. 
Все пожимают друг другу руки. Глаза у всех увлажнились. И никого это не удивляет. Несказанное счастье - жить, поневоле наворачиваются слезы".
 

Неудивительно, что взрослая Сельма Лагерлеф приложила столько усилий, чтобы выкупить свою усадьбу, дом детства. И так здорово, что она написала эти воспоминания, что их перевела на русский язык замечательная переводчица Нина Николаевна Федорова - эту книгу стоит почитать хотя бы ради великолепнейшего перевода! 

И послеловие - на "закуску". Оно хорошо не только чудесным литературным слогом, не только тем, как от него щемит сердце, оно хорошо для того, чтобы подумать над вопросами об отношениях с детьми, о памяти об ушедших предках, о связи поколений - потому что это тоже важный посыл этой книги: 

"Семнадцатое августа 1919 года.
Я заказала самый красивый венок, какой только могли сплести в Морбакке, села в пролетку и, положив его перед собою, поехала в церковь. Оделась я по-праздничному, экипаж блестел свежей краской, лошади в нарядной сбруе. День стоял чудесный, лучше не бывает. Земля купалась в солнечном свете, воздух дышал теплом, по небу плыли прелестные белые облачка. Тихо, ни ветерка. Было воскресенье, и я видела, как во дворах играют нарядные дети, а нарядные взрослые собираются в церковь. Ни коровы, ни овцы, ни куры не перебегали дорогу, когда пролетка катила через поселок Ос, не то что в будни.
Год выдался урожайный, словно мы вернулись в доброе старое время. Все сенные сараи, мимо которых я проезжала, набиты битком, так что двери и ставни не закрыть. Все ржаные поля сплошь покрыты бабками снопов, все яблони перед осскими домами усыпаны зреющими яблоками, а засеянные под зиму паровые поля уже зазеленели
свежими всходами.
Я сидела и думала, что поручика Лагерлёфа, которому нынче исполнилось бы сто лет, все это очень бы порадовало.  <...>
Я очень хорошо помню, как мы, бывало, выезжали на площадь перед церковью — народ, радостно здороваясь, поспешно расступался перед экипажем, а поручик Лагерлёф улыбался и без устали подносил руку к полям шляпы. Сейчас, когда я ехала по той же площади, мне казалось, что вокруг безлюдно и одиноко. В одиночестве я сидела в экипаже, и среди тех, что пришли в церковь, лишь одна я помнила, что нынче столетний день рождения моего отца.
Я вылезла из экипажа и прошла на кладбище — положить венок на его могилу. И мое скорбящее сердце плакало о том, что все они спят здесь вечным сном, все те, кого я любила. Отец и мать, бабушка, тетя и старая экономка — все они были со мною, а теперь лежат здесь в земле.
Я тосковала по ним, мне так хотелось, чтобы они вернулись и снова жили в Морбакке, построенной их трудом.
Но они спали в земле, тихие, безмолвные, недоступные. И наверно, не слышали меня.
А может быть, и слышали. Может быть, воспоминания, кружившие вокруг меня в последние годы, были посланы ими. Не знаю, однако мне нравится думать так". 
Изабель Юппер

Внучке 15 лет!

Внучке 15 лет!



Цитирую пост пятилетней давности

"Открывая этот журнал 25 мая 2005 года, я совершенно не собиралась его вести. Все делалось ради прикола, хотела подшутить над знакомой, ведущей журнал под "бабушкинским" ником. Вот и в минутном порыве, буквально в две секунды, зарегистрировала журнал и назвалась ей под стать - внучкой. Ну и стала писать ей комментарии - якобы от внучки.

Все быстро раскрылось, мы посмеялись. Сначала я хотела удалить журнал, но потом решила оставить на всякий случай. Но в мыслях не было делать посты, писать о себе или еще что-то такое в этом духе."
 

Пять лет назад я писала, что "наиболее важные для меня посты сейчас, которые я пишу с наибольшим удовольствием - это "дневник чтения" и "игры", а также посты про прогулки вместе с детьми. Так что журнал можно охарактеризовать как мамский и воспитательный, бесспорно. Раньше, мне кажется, главным "вдохновением" были путешествия и круизы. Сейчас - времяпровождение с моими барышнями".  

С тех пор барышни выросли, обзавелись кавалерами. Круизы потеряли свою актуальность (но не привлекательность!) - если мои девчонки и пойдут в круиз, то уж скорее со своими парнями, чем со мной. Мы по прежнему читаем вместе, про себя и вслух, и обсуждаем прочитанное. Играем меньше, чем раньше - просто времени на игры стало меньше, - но все же играем с удовольствием. 

Ну и темы моего ЖЖ соответственно поменялись - некоторые добавились, некоторые видоизмениились:

- основное, пожалуй, это изучение истории семьи, ему посвящена большая часть записей. Тут и "Писем буки", и истории о моих предках, и семейный музей, и всякие генеалогические мероприятия. Ценность ЖЖ в этом случае - в его индексируемости поисковиками и хорошей системе тегов. Мне обязательно нужно, чтобы мои записки индексировались, т.к. уже двое моих родственников нашлись именно благодаря ЖЖ - двоюродный брат моей бабушки и моя шестиюродная сестра. Возможно, в будущем я все же сподвигнусь на сайт о своей семье, и тогда ЖЖ перейдет во вспомогательную функцию, куда я буду делать перепосты. 
- записки о детях превратились в записки о взрослых детях. Об их службе и работе, о нашем совместном времяпровождении уже не только с девчонками, а с молодыми парами. 
- ну и конечно, важные для меня темы это социально острое: феминизм, ЛГБТК-тема, права детей, домашнее образование, уход из религиозного образа жизни. 
Изабель Юппер

Увиденное на дороге

Впервые видела сегодня на трассе нечто, потрясшее меня до такой степени, что делаю пост - а для этого мне надо было оторвать жопу от дивана вынуть карточку памяти из видеорегистратора, попросить у мужа переходник, найти среди роликов нужный и нарезать из него картинки. Ну потому что это уже за гранью добра и зла. 

Итак, еду себе из Иерусалима домой, и вдруг вижу, что в багажнике идущей впереди меня Hyundai i30CW (а он, напоминаю, с окном на пятой двери) сидят двое детей лет 4-5 на вид. Аж дурно стало, честное слово! Речь о междугородней трассе, где мы едем на скорости 90 км/ч.

Когда я увидела что там дети, то даже криво висящий регистратор поправила. На дату не обращаем внимания, все руки не доходят порыться в настройках и довести ее до ума. 



Мальчишек в багажнике было двое, правый ребенок скрыт бликом от солнца. Очень весело они там скакали. И это когда они по идее должны в креслах (ну или в бустерах?) сидеть, привязанные. Collapse )