vnu4ka (vnu4ka) wrote,
vnu4ka
vnu4ka

Category:

Лето 2013. Казань. Музей Салиха Сайдашева. Ч. 1.

Я несколько раз собиралась написать о том музее, который произвел на меня самое сильное впечатление во время поездки в Казань летом 2013 года: о музее татарского композитора Салиха Сайдашева.



А все потому, что каждый раз думала: "начну писать" - и останавливала себя. Дело в том, что не только сам музей произвел на меня большое впечатление (хотя музей прекрасный), но и тема, доселе неизвестная. После посещения музея я начала слушать музыку, читать книги, купленные в музее. Потом читать книги, купленные уже не в музее - не могла остановиться.

В музее только экскурсионное обслуживание. С одной стороны это хорошо, т.к. до прихода в музей я ничего про Сайдашева не знала. А с другой - плохо, т.к. я после экскурсии всегда люблю пройти по залам еще раз. Не успеваю я рассмотреть детали, когда мы движемся в темпе экскурсовода :(( У меня получилось до обидного мало фотографий. Я не умею фотографировать параллельно с рассказом экскурсовода. Во-первых, слушать хочется, а во-вторых, это очень неприятно гиду: ты рассказываешь, а слушатель вдруг повернулся к тебе спиной, кивает "Продолжайте, я слушаю, слушаю" - и отходит пофотографировать. А ты его спине рассказываешь.

А у нас получилось вот как: мы с экскурсоводом шли, останавливались у экспозиций. Позади нас шла еще одна сотрудница музея, она включала музыкальное сопровождение экскурсии ( во время экскурсии мы слышали 16 отрывков из произведений Салиха Сайдашева), и потом выключала свет, когда мы переходили в следующий зал. Когда экскурсия закончилась, оказалось, что свет везде выключен, и я постеснялась попросить пустить меня еще раз пофотографировать, да и без экскурсовода вроде там не предполагается посещений...

Тема Сайдашева оказалась глубже, чем казалось сначала: хочется прийти еще раз в музей, ведь появилось столько вопросов, да и хорошо новыми глазами пересмотреть документы, поговорить с сотрудниками, доснять то, что не сфотографировала сразу. И вот тогда, думалось мне, каааак напишу я пост! Ну а недавно я решила, что вряд ли попаду снова в этот музей. Поэтому напишу уж с тем материалом, который сейчас на руках.

О Сайдашеве как я уже писала, прежде я ничего не знала. Сейчас с большим интересом читаю про него все, что возможно. Его музыка ни на какую другую не похожа - она с одной стороны очень народная, а с другой - это классическая музыка. В ней мне видится много любви к своему народу, к своему краю, подчас много боли - жизнь Сайдашева была очень нелегкой.

Слушала разные произведения, но больше всего люблю невыразимо прекрасную "Лиричную мелодию" ("Бер моңлы көй"). Давайте послушаем, лучше всего знакомство с человеком начинать с его произведений :)


Прослушать или скачать Салих Сайдашев Мелодия бесплатно на Простоплеер

* * *

Итак, музей находится в двухэтажном здании постройки начала 20 века, в одной из квартир которого с 1930 по 1954 г с небольшими перерывами жил Салих Замалетдинович Сайдашев.



в окне фотография - будто сам Сайдашев нас ждет

1

есть и мемориальная доска:



и еще одна, на другой стороне дома:



Входим. Небольшой холл, гардероб, киоск с литературой - с неплохим выбором, между прочим! В холле макет памятника Сайдашеву, мне понравился!



К нам спускается экскурсовод Гульназ Зигангирова.



Музей построен очень интересно! Не привычные витрины и экспонаты, а тематические экспозиции. Каждая экспозиция - тема или период в жизни композитора. Все делати продуманы, и цвет и звук играют в композициях важную роль.

Приведу здесь цитату из статьи Булата Галеева "Путешествие в мир Сайдашева" - о том, как создавался музей.

"Уже в фойе висят на стенах инструменты. Слышен - из скрытых громкоговорителей - звук их настройки. Зажигается над дверьми табло «Приглашаем вас!», и под музыку Сайдашева зрители идут по лестнице наверх. Поднимаются вверх и звуки. Здесь, на втором этаже, где жил когда-то Сайдашев, и развернута основная экспозиция. В начале ее - стена с фотографиями. Под ней, в сундуке, зажигается керосиновая лампа, и затем, по ходу рассказа, начинает «играть» лежащая там же гармонь. Конечно, - это электрический свет, включаемый автоматикой, конечно, - это электрический звук из громкоговорителя, спрятанного внутри гармони. Плавно высвечивается портрет матери, затем отца. Рассказ о детстве композитора. Звуки перемещаются, ведут зрителя по экспозиции, по жизни композитора. Пение соловьев над головой, звуки курая, начинают мерцать всполохи на афишах ансамбля «Сайяр». В следующем эпизоде зажигаются окна в макете медресе, на два голоса идет стереорассказ о юности музыканта, о встречах с Тукаем, о первых учителях. Открыты клавиши фортепьяно, оно звучит ожившей памятью прошлого. Шумы, речь, музыка - все это как бы окропляет живою водой вещи-экспонаты, которые сами по себе, возможно, остались бы просто занятным антиквариатом. Музей превращается в сцену, где вместо актеров - заговорившие стены, зазвучавшие документы, фотографии, которые высвечиваются по ходу повествования указующими перстами световых лучей. Но это не просто «автогид», замещающий живого экскурсовода. Свет, звук, речь, шумы и, главное здесь, - музыка являются равноправными участниками этого своеобразного спектакля, своего рода коллективного «спиритического сеанса» в стенах мемориального музея. Иногда звук из скрытых динамиков переключается в висящий открыто на стене картонный рупор довоенных времен - песни Сайдашева поет Г. Кайбицкая. В эпизоде «Начало войны» грозную песню «Вставай, страна огромная» поет патефон - сквозь грохот и взрывы бомб... Зажигается и мерцает синхронно со звуком облако под потолком в эпизоде о работе композитора над музыкальной драмой «Наёмщик». А внизу - макет маленькой сцены в свете вспыхнувших прожекторов. В эпизоде последних военных лет - трубы звучат, а из труб вместе со звуками излучается свет: победоносный «Марш Красной Армии»!..

Конечно, сделать это было не просто. Десятки громкоговорителей и проектов, сотни метров электропроводов, магнитофоны, программаторы, запоминающие устройства - вот что нужно для светозвуковой театрализации музея. Создание этой аппаратуры и было первоначально задачей, поставленной перед нашим коллективом. Но по ходу работы, столкнувшись с тем, что специфика нового дела оставалась непривычной и для музейных работников, и для художников, нам пришлось взять на себя, так сказать, сверх принятых обязательств, и написание литературного сценария, и режиссуру. Сценарий был озвучен и зафиксирован на магнитной ленте актерами казанских театров, вся фонограмма с речью, музыкой, шумами была подготовлена на Татарской студии радиовещания Л. Шакирзяновой и А. Шагиахметовой. Многие десятки часов занял затем у нас монтаж света, звука согласно экспозиции и маршрута движения зрителя внутри нее. (Вся экспозиция была разделена на тридцать две самостоятельно звучащие зоны. Продолжительность «Путешествия в мир Сайдашева» - так мы назвали спектакль - составила пятьдесят минут.) Особенность жанра светозвуковой театрализации обусловливает возможность воспроизведения этого «фонограммного» спектакля на разных языках. Были подготовлены и смонтированы варианты на русском, татарском, английском.

Надо особо отметить - подобная непривычная подача экспозиционной информации не сразу была принята и понята даже работниками самого музея, вероятно, обескураженными поначалу тем, что «автогид» может обречь их на безработицу. Более того, некоторые из них вели экскурсию с параллельным своим рассказом, перебивая «автогида», превращая этим путешествие по музею в подлинный «театр абсурда». Чтобы примирить живых гидов и «автогида», мы решили дополнить систему возможностью приостанавливать автопоказ для попутных дополнений и ответов на вопросы. Более того, была подготовлена специальная фонограмма с одними только шумами и музыкой. В конце концов, все утряслось, человек и робот договорились, и несколько лет подряд театрализованный «автогид» успешно работал в музее".

Сейчас автогида нет, вместо него рассказывает живой человек. Но экспозиции, сопровождаемые звуковым рядом, остались, и музей очень живой, увлекающий.

Первая экспозиция - семья Сайдашева.



Салих Сайдашев родился в Казани в 1900 году. Мать его звали Махубжамал, была она очень доброй, с мягким характером, приветливой и деликатной.



Салих был десятым ребенком в семье, отец его Замалетдин Сайдашев умер всего за несколько недель до рождения сына. Дети в семье Сайдашевых умирали в раннем возрасте, в живых остались лишь двое: Салих и его сестра Амина.

У отца Салиха было свое торговое дело, приказчики и ученики. Одному из своих приказчиков, помощнику Насретдину Хамитову, он передал свое дело перед смертью. Позже, после брака с родственницей Сайдашевых, Хамитов стал воспитателем маленького Салиха.

Насретдин Хамитов с женой Раузой



В экспозиции разные архивные документы большой семьи Сайдашевых: вот, например, выписка из метрической книги о бракосочетании двоюродного брата композитора в 1900 году



и справка о том, что он никакого хозяйства в деревне не имеет. Это уже 1930 год.



в большом сундуке лежат разные вещи, олицетворяющие быт в татарской семье того времени: домотканое полотенце, калфак (женский головной убор), и гармонь.



Гармонь здесь, конечно, не просто так находится. В татарских семьях многие играли на музыкальных инструментах: на гармони, мандолине. В семье Хамитовых тоже играли на гармони и девочки, и жена Насретдина. Пятилетний Салих тоже стал учиться играть на гармони. Первой его учительницей была двоюродная сестра. Из книги Д. Саиновой-Ахмеровой "Салих Сайдашев" рассказ о том, как Марьям Рафикова учила Салиха играть на гармони:

"Я привязывала пальцы маленького Салиха к своим пальцам. Затем сажала его к себе на колени и медленно играла вместе с ним какую-нибудь песню. Его пальцы при этом вместе с моими пальцами нажимали на клавиши, следовали такту и темпу мелодии. После повторения много раз одной и той же мелодии он сам начинал нажимать на те же клавиши и быстро научился играть".

Следующая экспозиция - торговое дело Сайдашева-Хамитова.



Когда Салиху было 8-9 лет, когда его стали приобщать к торговым делам. Но он не любил находиться в магазине, а убегал играть на гармони. Но неожиданно в доме произошли перемены, в результате которых Салиха перестали привлекать к торговле. Сестра Салиха Сайдашева Амина вышла замуж за Шигаба Ахмерова, человека известного в культурных и общественных кругах. В качестве ближайшего друга жениха на свадьбе присутствовал Габдулла Тукай!



Шигаб Ахмеров первым увидел талант Салиха, отстранил его от торговли, купил рояль. Салих начал заниматься музыкой серьезно, брал уроки у Загидуллы Яруллина. В 1914 году поступает в музыкальное училище. А в 1918 году Сайдашев уже организовывает музыкальные коллективы (кружки и оркестры) в Буинске, руководит хором. Сайдашев - красивый интеллигентный молодой человек, его имя уже известно.

Историю любви молодого Сайдашева и его ученицы Фатима-Зухры Султановой в музее рассказали буквально в нескольких словах. И уже после приезда домой я купила книгу Амирхана Еники "Гуляндам" - очень лиричную, тонкую и нежную "повесть о первой любви". В романе ученицу Сайдашева зовут Гуляндам. Вот портреты Гуляндам - Фатима-Зухры и Салиха Сайдашева в 1918 году:



Гуляндам растет в традиционной мусульманской семье. К ней приглашают учителя музыки: "Салих появляется перед ней как принц из сказки, который зовет ее в заманчивый новый мир людей, где Салих свой, равный, где его все знают. Она любит его, но не в силах перейти границы запрета родителей" (Д.З. Саинова-Ахмерова "Салих Сайдашев").

Я прочитала роман с огромным удовольствием. Салих Сайдашев из романа совершенно вписывается в тот образ, который у меня возник после музея и чтения биографических книг, что казалось - я не книгу читаю, а смотрю документальный фильм. Читала с одной стороны быстро: книга читается взахлеб, очень легко, а с другой стороны, хотелось смаковать каждое слово, получала огромное удовольствие от лиричного, мягкого текста:

"Он долго не отпускал мою руку.

— Гульгунам... — произнес тихо. — Можно и так вас звать. Мой цветок. — И мы расстались. Я первая отняла руку...

Я долго бродила, кружным путем возвращаясь домой, потихоньку успокаиваясь. Я испытывала прекрасное состояние. Именно прекрасное. Воздух оглаживал лицо. Никто не мешал мне. Мысли текли, как медленные воды тихой деревенской речки, сплошь заросшей тальником. Это было наше первое свидание. Непредвиденное, короткое,— думала я.— Больше двух месяцев мы встречались как учитель и ученица. А сегодня... О, сегодня мы были заговорщиками!» Так я думала и повторяла: «Гульгунам, мой цветок...» Увидь меня мама, она сразу бы все поняла. Я остановилась у дерева и дотронулась до коры. Пробежит время, и оно зацветет. Я люблю запах цветущей липы. Он легонько кружит голову. Медовый запах липы. И мы придем сюда вдвоем. А сколько произойдет неожиданностей за это время. И тут же беспокойство охватило меня. Нет, я не хотела думать о плохом. «Ты еще туташ!»— словно шепнул кто-то сзади. Я сказала вслух, чтобы прогнать мысли темноты:

— Он заботится обо мне. Я ему нравлюсь...

«Он любит меня» — я не могла промолвить. Ждать желанного и бояться, я ли одна испытала такое светлое чувство. Домой! Скорее домой! Забиться в свою комнату и думать, думать, мечтать..."

Амирхан Еники написал этот роман на основе дневника Фатима-Зухры, который передала писателю ее дочь уже после смерти матери. Дневник этот, написанный на татарском языке, хранится в музее Сайдашева:

"Я не могу тебе дарить жемчуга и алмазы, но отдаю свое сердце и любовь мою. Нет большего сокровища на свете!" Он дотронулся до браслета на моей руке и произнес: "Не в этих безделушках счастье. Счастье - это когда двое любят друг друга. Ты не думай, богатство счастья не заменит. Не надейся на это. Богатство это быть вдвоем, счастье - это работать, творить вместе, идти вместе всю жизнь рука об руку и жить в новой жизни".

Развязка романа грустная: Гуляндам хотят выдать замуж, она же любит Сайдашева, Сайдашев любит ее. Они уговариваются уехать в Оренбург и пожениться, Салих ждет невесту, но в назначенный час она не приходит. Не решилась уйти из дома.

Из книги Д.З. Саиновой-Ахмеровой "Салих Сайдашев":

"После событий, описанных в романе, ее выдают замуж, и она с мужем уезжает в Ташкент. Вскоре она с детьми остается вдовой, работает сопровождающей кинофильмы пианисткой, затем музыкальным работником в детских садах. В 1949 году, во время гастролей по Средней Азии, Сайдашев ее находит, и они встречаются вновь. Об этом Фатимахизухра напишет в своем дневнике: "... Вдруг я услышала голос: "Можно войти?" Я глазам своим не поверила. На пороге стоял Салих. Протянув ко мне руки, он сказал: "Красавица ты моя, нет у меня обид на тебя!" Он подошел и, взяв меня за обе руки, промолвил: "А ты изменилась, только глаза у тебя все те же!" "Да ведь и Вы изменились", - отвечала я ему. Тут вошла моя дочь. Я их познакомила. Вскоре мы вместе пошли провожать нашего гостя. При уходе он просил меня встретиться на другой день, но я не пошла на свидание. И больше я его не видела. Потом, конечно, очень об этом жалела, да было уже поздно. Когда я узнала о его смерти, все это вспомнилось и он долго стоял перед моими глазами".

Перед смертью Фатима-Зухра попросила поставить проигрыватель с музыкой Сайдашева.

* * *

1922 год. В Казани открывается Татарский государственный театр. И режиссер Карим Тинчурин приглашает на должность заведующего музыкальной часть Салиха Сайдашева. Одновременно с работой в театре Сайдашев продолжает учиться у известных профессоров.

Салих Сайдашев - заведующий музыкальной частью Татарского государственного театра. Середина 20-х годов.



Именно в этом театре родился новый для зрителя жанр - татарская музыкальная драма. В репертуар театра входили пьесы из народной жизни, и Сайдашев писал для этих пьес музыку. Это были сложные музыкальные номера: арии, дуэты, хоры, музыка как народная, так и оригинальная музыка композитора - которая сразу становилась такой же любимой, как и народная.

Чем, например, не народная песня "Хуш авылым"? Она звучала в музыкальной драме "Күзләр". Очень красивая песня.


Прослушать или скачать Салих Сайдашев Хуш авылым бесплатно на Простоплеер

Собственно, до тех пор не многие из татарского населения ходили в театр, и лишь с открытием своего театра - Татарского государственного - в театр начали ходить все. И не только посмотреть пьесу, но и выйти в свет, пообщаться. Именно для такого зрителя Сайдашев создавал свой оркестр, который играл не только во время спектакля, но и в антракте, в фойе.

"...для создания симфонического оркестра Сайдашеву, несомненно, пришлось проделать огромную творческую и организационную работу - искать, приглашать музыкантов, подбирать необходимую для спектакля или просто для исполнения оркестром музыку, обработать ее, инструментовать. Все это было проделано им в одном лице и в очень короткие сроки. Уже в 1923 году оркестр исполнял музыкальное вступление к спектаклю Х. Ибрагимова "Башмагым". И дирижером при этом, конечно же, был он сам - Салих Сайдашев. Начиная с этих лет дирижерская деятельность его не прекращалась до конца жизни. И примерно с этой же пьесы начинается отсчет композиторской деятельности Сайдашева".

Я очень люблю вот эту фотографию Сайдашева-дирижера, здесь он дирижирует в парке им. Горького. И как музыка, слова Дильбар Замалеевны Саиновой-Ахмеровой:

"Сайдашев - дирижер. Мне он помнится всегда в черном костюме, но не во фраке, нет, с неизменной бабочкой, проходящим к пульту легкой походкой, изящной, красивой. В каждом движении - артист в высоком значении этого слова. Он осторожно продвигался между оркестрантами, любезно кланялся залу и, повернувшись к оркестру, слегка приподнимал одно плечо, как бы делая полукруглый оборот им, и поднимал руки, приглашая, притягивая музыкантов к себе! <...>

...Сайдашев постоянно находился в состоянии творческого горения. Он так много брал на себя, так был занят, что приходится удивляться, когда же он писал музыку? Вот примерный день его работы со слов современников. С утра он приходил на радио и готовил передачу на день. Далее спешил в театр, где работал с артистами над музыкальными номерами к спектаклям. Далее -репетиция с оркестром. Он успевает и в театральное училище, где преподает музыкальную грамоту. А между всем этим - еще какие-то общественные дела. Вечером - почти каждый день подтянутый, нарядный - стоит у пульта. Он - незаменимый дирижер оркестра в театре. А музыка, по-видимому, была у него, как говорят, «в голове». Он часто сочинял ее на ходу, не успевая записывать.

Большую часть жизни Сайдашев дирижировал своим оркестром. Оркестранты знали каждое его движение, выражение лица, взгляд, и он знал их в той же мере, а может быть, даже больше. Это еще одна особенность Сайдашева-дирижера. Когда он стоял у дирижерского пульта, в ходе исполнения (как говорят музыканты, игравшие в его оркестре) ощущался особый духовный заряд. В наше время это назвали бы биополем или чем-то еще в этом роде. Исмагил Усманов однажды (будучи парторгом) организовал беседу с оркестрантами о взаимодействии оркестра с дирижером. Одни говорили, что дирижер должен быть очень требовательным, другие - наоборот, имея в виду Сайдашева. Один из них, Глазурин - валторнист - сказал: «Что касается меня, я бы не стал обсуждать искусство дирижирования Салиха. Я много лет работал с разными дирижерами и дожил до седых волос. Но, когда за пультом стоит Сайдашев, мне значительно легче. Я как-то играю с душой, ощущаю прилив энергии и молодости. Он чувствует собеседника и музыканта с одного взгляда и умеет просить улыбкой и лаской. Когда я играю, я всегда наблюдаю за его взглядом и получаю от него силу и вдохновение».



Концертное выступлени Галии Кайбицкой в парке им. М. Горького, за дирижерским пультом С. Сайдашев



экспозиция в музее:



* * *

А в 1925 году Сайдашев женится. Следующая экспозиция посвящена недолгому браку Салиха Сайдашева и Валентины Мухиной. Поженились они вопреки религиозным устоям в семье Сайдашевых: Валентина была русской. Но она была добрая, славная девушка, быстро вошла в семью.





Брак их был счастливым, но очень недолгим. Валентина скончалась 3 ноября 1926 года от заражения крови после родов своего первенца Альфреда.

* * *

Следующая композиция в музее посвящена музыкальным драмам "Голубая шаль" и "На Кандре".







"Голубая шаль" - одна из самых значительных пьес в творчестве композитора. В пьесе звучит самая разная музыка, принадлежащая Сайдашеву: танцевальная вокально-хореографическая сюита, арии, хор девушек. О том, как публика любила эту пьесу, упоминает Ася Ханина, научный сотрудник музея Сайдашева, в документальном фильме о композиторе. Она говорит, что была довольно большая группа зрителей, которые посетили все спектакли "Голубая шаль" с 1926 по 1937 год, не пропуская ни одного.



Сайдашев с коллегами на фоне декораций к спектаклю "Голубая шаль"



Этой постановке уже много лет, она и по сей день идет в Татарском театре. Вот прямо в нынешней афише театра им. Камала спектакль "Голубая шаль" пройдет 12 февраля. Почти 90 лет спектаклю! Фото с сайта театра им. Г. Камала:





В "Голубой шали" много прекрасной музыки, я даже не знала, какой отрывок выбрать. Пусть будет Чыбылдыгың:


Прослушать или скачать Неизвестный исполнитель Дорожка 7 бесплатно на Простоплеер

А весь спектакль можно посмотреть в сети:



* * *

В 1927 году начинает работу Казанское радиовещание: "Слушайте! Слушайте! Говорит Казань! Работает радиостанция РВ-17". Литературным редактором передач был близкий друг Сайдашева Исмагил Усманов (на фото слева), музыкальным редактором стал Салих Сайдашев, а диктором был Адель Кутуй.



Из воспоминаний И. Усманова (цитирую по книге "Салих Сайдашев"):

"Однажды у Шамиля Усманова родилась идея: он предложил мне обратиться к Сайдашеву за помощью. Мы, конечно, понимали, что ему некогда, что он очень занят в театре. Но в то же время, учитывая, что студия радиостанции в это время размещалась в здании Татарского театра, надеялись на положительный ответ. И действительно, его долго уговаривать не пришлось. Он никогда никому не умел отказывать в помощи, тем более своему другу. Ему выделили отдельную комнату и он стал первым музыкальным редактором радиовещания. Сайдашев принялся за работу со свойственным ему энтузиазмом, искал новые голоса, прослушивал, учил их, сам же подбирал репертуар для них, сам же аккомпанировал. Начались регулярные музыкальные передачи, разнося народную музыку и музыку Сайдашева не только в пределах Казани, но и по всему Союзу».

Поскольку тогда нотных материалов ко многим песням не было, да и многие исполнители не могли читать ноты, приходилось аккомпанировать на слух, приспосабливаться к исполнителям, импровизируя на ходу там, где это надо. Здесь ярко проявился сайдашевский талант пианиста.

У современников Сайдашева есть много воспоминаний об искусстве игры его на фортепиано. Человек общительный и всеми любимый, он часто бывал в домах своих друзей, где непременно садился за инструмент. И тот, кто слышал его игру хотя бы раз, запоминал ее надолго. Я сама очень хорошо помню, как все это начиналось. Он тихо, без приглашения подсаживался к пианино, немного откинувшись назад, пожимал слегка плечами, клал руки на клавиши и после небольшой паузы, как будто что-то обдумывая, начинал играть. Нежность, законченность, теплота, свойственные только ему, сайдашевский стиль, сайдашевская игра, которую можно было узнать среди тысячи других. Игра его сразу же располагала к себе своей естественной красотой и искренностью. Пианино пело под его пальцами лирично, мягко, как бы проникая мелодичностью звуков в самые сокровенные уголки души. Он не был концертным исполнителем для больших аудиторий. Но часто исполнял в узком кругу слушателей, главным образом свои произведения. И, конечно же, охотно аккомпанировал на своих авторских концертах. И был он прекрасный импровизатор! Играл спокойно, оттачивая каждую музыкальную фразу и в то же время трепетно варьируя по своему настроению. Каждый раз казалось, будто это что-то новое. Манера его игры была всегда основана на импровизации, а как аккомпаниатор он не просто сопровождал исполнителя. Это всегда было сотворчество его и исполнителя. Не случайно все современники в один голос говорят, что с ним было очень легко петь. Прекрасно зная возможности каждого из них, он выступал с ними одновременно и композитором, и соисполнителем, и педагогом, и слушателем в одном лице".

Д. Саинова-Ахмерова приводит в своей книге очень интересный, немного комичный эпизод, связанный с работой Сайдашева на радио:

"...Был праздник Октября, предстояла трансляция праздничного парада и демонстрации трудящихся. На крыше Дома офицеров были установлены громкоговорители и налажена вся система для трансляции демонстрации. Но как раз перед началом что-то разладилось в системе передачи и трансляция оказалась на грани срыва. Началась паника среди работников радио: не будет трансляции праздничного парада! Выручил Сайдашев. Он срочно собрал свой оркестр в радиостудию и быстро объяснил задачу. На крышу Дома офицеров посадили человека, который по телефону передавал ход демонстрации: «Вот идет колонна завода, студенты и т. д.» Сидя в студии, Сайдашев управлял своим оркестром, говоря им, что делать. Оркестр то изображал топот ног, то шум, кричали «ура», играл марш, то тихо, как будто издалека, то громко и т. д. И все это - по указаниям Сайдашева.

Этот пример показывает, что Сайдашев мог импровизировать не только на рояле, но и всем, что связано со звуком, с оркестром, с театром. По сути, совершенно без подготовки была осуществлена радиопостановка, имитирующая парад, и никому не пришло в голову, что это была импровизация Сайдашева и руководимого им оркестра".

Салих Сайдашев играл на многих инструментах, не только на фортепиано:

"Скрипка, курай, флейта, мандолина, гармонь были распространены в быту казанских татар и, конечно же, он хорошо владел этими инструментами. Играл он и на трубе. Исмагил Усманов рассказывает, что однажды к началу спектакля не пришел трубач. Салих, не долго думая, взял трубу и вел его партию, одновременно дирижируя оркестром. Видимо, не случайно в планах Союза композиторов на 1941 год было предусмотрено написание Сайдашевым музыки под названием "Концертино для трубы".

За свою жизнь Сайдашев написал музыку более чем к 60 спектаклям, но к сожалению больше половины написанной им музыки не дошла до наших дней, не сохранилась: "К сожалению, многие ... произведения Сайдашева, его аккомпанирование на концертах, его дирижирование, а также множество записей других исполнителей 30-40 годов были уничтожены при выборочной переписи их на аудиокассеты. Огромный пласт татарской исполнительской культуры канул в небытие, и сегодня почти нет записей с голосом С. Айдарова - популярнейшего артиста тех лет, исполнявшего все музыкальные номера в спектаклях с музыкой Сайдашева. Айдаров же был настолько популярен и любим, что каждый раз при его выходе зрители поднимались с мест и встречали его громом аплодисментов. Но не сохранился его голос и вместе с ним исчезли многие произведения Сайдашева в его исполнении" <...>

...Cегодня, по истечении более чем 70 лет после этих событий, не издана почти половина написанной им музыки. И самое непоправимое -многое из его наследия уже утеряно. Упущенное время обернулось против нас, против нашей культуры. Всего написанного Сайдашевым мы не увидим уже никогда.
Невероятно, но факт! Как это могло случиться? Музыка его была широко известна и, как говорили, на слуху у миллионов людей. Время Сайдашева отделено от нас не столетиями, а только десятилетиями. И тем не менее многое безвозвратно утеряно.

Можно говорить о двух причинах, приведших к этому. Первая связана с характерологическими особенностями самого Сайдашева. Он жил без оглядки напряженной творческой жизнью, отдавая легко все им созданное, не заботясь о завтра. Никогда этот человек не занимался своим музыкальным архивом и не было около него никого, кто взял бы эту работу на себя. Были периоды, когда он буквально не успевал записывать то, что рождалось у него в минуты вдохновения. И бывали в его жизни периоды, когда он, невостребованный, неприкаянный, ожидал, когда его позовут на постановку нового спектакля. В такие минуты он также не думал о сохранении своего наследия. Хаким Салимжанов пишет, что однажды Сайдашеву дали анкету и попросили написать список его произведений. А он и сам не помнил. Писали этот список вдвоем.

Другая причина утери его наследия, вероятно, в том, что после смерти его домашний архив был разделен на части. Часть взял Центральный государственный архив, где материалы хранятся до сих пор, часть (наиболее ценная) была взята Казанской консерваторией, в кабинет народов Поволжья. ... Там находились полные партитуры к наиболее известным пьесам. К сожалению, на сегодня все утрачено. Там их нет!"

В следующей серии продолжим.

* * *

Источники:
1. Фотоархив Национальной библиотеки Республики Татарстан
2. Д.З. Саинова-Ахмерова "Салих Сайдашев". Казань, Татарское книжное издательство, 2009.
3. "Встречи с композитором". Воспоминания о Салихе Сайдашеве. Казань, 2006.
4. Буклет "Музей Салиха Сайдашева". Национальный музей Республики Татарстан.
5. А. Еники "Гуляндам". Казань, Татарское книжное издательство, 1978.
Tags: Казань, выставки-музеи-экскурсии, лето 2013
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments